Меню раздела

Георгий Александрович Сорокин

Георгий Александрович Сорокин 
Горожане говорили, что он сгорел в танке. Да, он горел в танке и не единожды…
Механик осторожно повел машину навстречу заявившему о себе фашистскому танку, но не по шоссе, а сбоку, под прикрытием высокой насыпи. Фашист, выстрелив еще раз, предусмотрительно скрылся за бугром.
- Сейчас подманим голубчика сюда … - усмехнулся Сорокин и, запалив имитационные шашки, выбросил их на броню. Едкий черный дым окутал «тридцатьчетверку». Враг заметил дым и смело пошел на сближение.
- Удружи-ка ему погорячее, Сеня! - хрипло крикнул Георгин, и командир башни с таким остервенением послал два снаряда подряд, что трудно было понять, от которого из них враг «согрелся» до отказа. Пехоту же, скрывшуюся за «тигром», щедро «угостили» из пулемета.
На помощь первому кинулся второй «тигр». Георгий его сначала даже не заметил. Этот немец оказался куда хитрее первого. Он все старался зайти сбоку, чтобы ударить по менее прочной броне. Тут-то и пригодилась маневренность «тридцатьчетверки». Послушная руке водителя, она быстро разворачивалась то в одну, то в другую сторону, используя как прикрытие. тот же бугор, на вершине которого стояла одинокая сосна.
Как впоследствии посмеивался Сорокин, это была игра в кошки-мышки. Требовалось удержать за собой позицию «кошки», предоставив роль «мышки» коварному врагу. Георгий выбрал, наконец, удобный момент, когда «тигр», просчитавшись, подставил борт. Меткий выстрел - и «тигр» замер на месте, куря уже не имитационным, а настоящим дымом. Но он продолжал отстреливаться. И вот опять машина Сорокина в огне … На большой скорости, пытаясь в то же время сбить пламя, Георгий обкатил вокруг бугра, разделываясь с немецкой пехотой.
Георгий ранен. Кровь течет со лба, заливает глаза. Не дотянув до своих, «тридцать четверка» останавливается на какой-то поляне.
- Вылазьте швыдче! - просит Семененко. - Зараз займется горючее … - И сам свешивает голову на грудь.
У Георгия тоже кружится голова - от потери крови, от удушливого дыма и гари. Он силится поднять веки: что с остальными членами экипажа? Почему молчат? Убиты? Угорели до бесчувствия? Георгий хочет встать, но нет сил. Все труднее дышать …
… Это было в августе 1944 года на территории Польши.
Сорокин выжил, вернулся в свою часть. У него было еще много боев впереди. 24 марта 1945 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Однако дойти до победы Георгию Сорокину было не суждено. Он умер от ран в Восточной Пруссии и похоронен в польском городе Мыслибуж.
И таких героев в нашем городе – масса. Не все они удостоились чести дать имена улицам и проспектам, но всех их роднит одно чувство – чувство исполненного долга.
Вечная память героям не позволившим сделать рабами славянские народы.

Наверх