Меню раздела

Был и он среди донцов

На 15 октября 2014 года приходится знаменательная дата - 200-летие со дня рождения величайшего поэта нашего отечества - М.Ю. Лермонтова. Михаил Юрьевич родился 3 (по старому стилю) октября 1814 года. И за свои неполные 27 лет жизни, которые ему отвела судьба, написал значительное количество выдающихся поэтических произведений, что и выдвинуло его в ряды величайших поэтов России. Новочеркасцы должны знать, что имел отношение Михаил Юрьевич и к нашему городу. Причём, самое непосредственное: он не только 11 раз проезжал через него, но и гостил в нём по несколько дней во время своих последних проездов.  

*    *    *

О прибывании М.Ю. Лермонтов в Новочеркасске

ПО ПУТИ НА КАВКАЗ


Впервые через Новочеркасск Лермонтов проехал, будучи ещё четырёхлетним ребёнком - в 1818 году. Вторично он проезжал здесь тогда же, когда в нём впервые побывал и Пушкин - в 1820 году. А в третий раз это случилось в 1825 году. В эти свои детские годы Лермонтов проезжал через Новочеркасск, следуя на Кавказские минеральные воды, куда его возила бабушка - Елизавета Алексеевна Салтыкова, а также возвращаясь с минеральных вод.
Став гвардейским офицером - корнетом лейб-гвардии Гусарского полка - и занимаясь литературным творчеством на высоком профессиональном уровне, Михаил Лермонтов оставался неизвестным читающей России до тех пор, пока в январе 1937 года - после гибели А.С. Пушкина - ни написал стихотворение «Смерть поэта». После этого Лермонтов стал не только общепризнанным, но и опальным поэтом. Вскоре последовали его арест и перевод из гвардии в действовавший на Кавказе Нижегородский драгунский полк. Ехал поэт туда, конечно же, через Новочеркасск. И простудился в дороге настолько сильно, что в Ставрополе попал в военный госпиталь, откуда и был доставлен на лечение водами в Пятигорск. Для поправившегося поэта первая ссылка, позволившая ему знакомиться с восточными традициями и с местным фольклором, много путешествовать по Кавказу, а также писать не только стихи, но и картины маслом, не была особо обременительной и опасной. Таковой для него стала уже вторая ссылка, в которую он был отправлен по следующим обстоятельствам.
Возвратившийся в Петербург поэт при ухаживании за молодой вдовой - княгиней Марией Щербатовой, музой его стихотворения «На светские цепи» - встретил соперника в лице Эрнеста де Баранта - сына французского посланника. В результате состоялась их дуэль, в ходе которой стрелявший первым де Барант дал промах, а Лермонтов, щадя его, разрядил свой пистолет выстрелом в воздух. Так что в итоге единоборство соперников окончилось для них благополучно. Однако за недонесение о дуэли начальству Лермонтов был подвергнут аресту с содержанием на гауптвахте, а затем был переведён в находившийся на Кавказе и участвовавший в военных экспедициях Тенгинский пехотный полк. Переведён туда Лермонтов был уже поручиком, причём по «высочайшей конфирмации» (то есть после личного утверждения этого решения императором Николаем I) от 13 апреля 1840 года.
Отправляясь в новую ссылку на Кавказ, Михаил Лермонтов встретил в Москве своего недавнего сослуживца по лейб-гвардии Гусарскому полку - подполковника Александра Гавриловича Реми. Тот был направлен на службу в донскую столицу штабным офицером к их общему бывшему полковому командиру - генералу Хомутову, занимавшему теперь пост начальника штаба войска Донского. Лермонтов и Реми решили продолжить путь вместе, договорившись, что поэт сделает остановку в Новочеркасске. Из Москвы они выехали 25 мая. Ведший на Кавказ тракт пересекал обширные пространства Земли войска Донского с севера на юг, проходя на верхнем Дону через станицу Казанскую, а на среднем – через станицу Каменскую. Почтовая тройка увозила опального поэта «с милого севера в сторону южную» всё дальше и дальше. В первые дни июня 1940 года офицеры прибыли в столицу казачьего Дона.


В НОВОМ ЧЕРКАССКЕ


В тот раз Лермонтов гостил у своего тёзки – Михаила Григорьевича Хомутова - трое суток. Генерал, будучи по служебному положению вторым должностным лицом в войске Донском, поражал окружающих своей исключительной доступностью и демократизмом общения. В Новочеркасске о нём сохранились воспоминания как о горожанине, жившем в доме с не запертой ни от кого дверью. Поэтому генерал Хомутов принял гостя весьма радушно, несмотря на их разницу в чинах и в служебном положении. Новочеркасск на рубеже 30-х и 40-х годов XIX века был небогат развлечениями. Но всё же в нём тогда уже имелся театр, в котором Михаил Юрьевич побывал трижды.
Покинув донскую столицу и добравшись до Ставрополя, Лермонтов поспешил изложить свои впечатления о новочеркасском театре своему другу - Алексею Лопухину - в письме от 17 июня 1940 года. В нём он писал: «Дорогой я заезжал в Черкасск к генералу Хомутову и прожил у него три дня, и каждый день был в театре. Что за театр! Об этом стоит рассказать: смотришь на сцену - и ничего не видишь, ибо перед носом стоят сальные свечи, от которых глаза лопаются; смотришь назад - ничего не видишь, потому что темно; смотришь направо - ничего не видишь, потому что ничего нет; смотришь налево - и видишь в ложе полицмейстера. Оркестр составлен из четырех кларнетов, двух контрабасов и одной скрипки, на которой пилит сам капельмейстер. И этот капельмейстер примечателен тем, что глух; и когда надо начать или кончать, то первый кларнет дергает его за фалды, а контрабас бьет такт по его плечу. Раз по личной ненависти он его так хватил смычком, что тот обернулся и хотел пустить в него скрипкой, но в эту минуту кларнет дернул его за фалды, и капельмейстер упал навзничь головой прямо в барабан и проломил кожу, но в азарте вскочил и хотел продолжать бой. И что же? О, ужас! На голове его вместо кивера торчит барабан. Публика была в восторге, занавес опустили, а оркестр отправили на съезжую».
От генерала Хомутова поручик Лермонтов узнал о предстоявшей военной экспедиции против горцев и о том, что в Ставрополе формируется специальный отряд охотников (то есть добровольцев) для участия в ней. Михаил Григорьевич не только посоветовал Михаилу Юрьевичу попроситься в этот отряд, но и написал рекомендательное письмо на имя Павла Христофоровича Граббе – генерала, командовавшего всеми русскими войсками на Северном Кавказе. С этим письмом Лермонтов и покинул Новочеркасск. До следующей почтовой станции в станице Аксайской поэта сопровождал его новый знакомый – состоявший при штабе чиновник для особых поручений И.Г. Бордюгов, с которым М.Ю. Лермонтова познакомил М.Г. Хомутов. Поэт подарил ему одну из книг со своими произведениями и с подписью автора.
Существует автолитография В.Ф. Тимма, сделанная по его же рисунку и опубликованная в «Русском художественном листке» № 12 за 1852 год, на которой изображён дом А.А. Мартынова. Его арендовало войско Донское для проживания в нём начальника войскового штаба - генерала М.Г. Хомутова. Именно в этом доме гостил у него великий русский поэт. Находился этот дом в 13-ом городском квартале и стоял на Александровской улице - между храмом и нынешней Пушкинской улицей. До наших дней дом Мартынова не сохранился, так как был он деревянным. Поэтому мемориальную доску, посвящённую пребыванию М. Ю. Лермонтова в Новочеркасске, после её изготовления пришлось закрепить на ближайшей к этому месту стене краснокирпичного здания дореволюционной постройки, принадлежащего ныне министерству обороны.
Изображённый на мемориальной доске профиль Лермонтова в картузе и буквы текста резал по камню большой поклонник творчества этого поэта – художник и лермонтовед Вильям Константинович Куинджи, который в своё время работал в музее-заповеднике М.Ю. Лермонтова «Тарханы». Он же отыскал в военно-историческом архиве документы, по которым и удалось установить бывшее место расположения дома Мартынова. А живший в его доме М.Г. Хомутов, который первоначально был начальником штаба войска Донского, в 1848 году стал наказным (то есть назначенным императором) атаманом этого войска и 14 лет кряду пребывал на этом посту, оставаясь для донцов столь же доступным, как и прежде. Затем он получил чин генерала от кавалерии и стал генерал-адъютантом (то есть вошёл в состав императорской свиты). А в конце своей жизни генерал Хомутов вошёл в Государственный совет.

 Хомутов М.Г.
 


НЕВОЛЬНИК ЧЕСТИ


Однако прибытие Лермонтова на Кавказ было сопровождено не только письмом генерала Хомутова, но и личным приказом императора Николая I, которым предписывалось не отпускать поэта с передовых позиций и активно задействовать его в шедших на Кавказе боевых действиях. Поэтому в следующий раз М.Ю. Лермонтов проехал через Новочеркасск в начале 1841 года, когда ехал с Кавказа в Петербург с намерением получить отставку от военной службы, чтобы всецело посвятить себя литературному творчеству. И вновь он гостил у генерала Хомутова. Но оказалось, что даже для отставки необходимо наличие наград. Незадолго до этого поручика Лермонтова за шестичасовой бой при реке Валерик, неоднократно переходивший в рукопашные схватки с горцами, командование представило к наградному оружию. Но этой награды он так и не получил, так как из списка представленных к награждению офицеров его вычеркнул император.
И поэту пришлось снова возвращаться на Кавказ, чтобы вновь заслужить награду и после этого уже наверняка уволиться с военной службы. Под Тулой он нагнал также ехавшего на Кавказ своего друга и родственника А.А. Столыпина и вместе с ним в последний раз проехал через Новочеркасск в начале мая 1841 года, где в последний раз виделся с генералом Хомутовым. В последний раз потому, что в июле этого же года великий русский поэт Лермонтов погиб. Однако погиб Михаил Юрьевич не от пули горца, а от пули отставного майора Николая Мартынова. Так что в самый последний раз он проследовал через Новочеркасск (по пути с Кавказа в Тарханы – в имение своей бабушки) в конце апреля 1842 года. Но на этот раз - уже не в коляске, а в гробу, извлечённом из могилы и запаянном в свинцовый футляр.

 

  (автор - Павел Чернов, краевед).


Наверх