Меню раздела

Триумфальные ворота Нового Черкасска

Самыми первыми монументальными памятниками наш Новочеркасск, первоначально звавшийся Новым Черкасском, обзавёлся в начале второго десятилетия своего существования. Ими стали двое триумфальных ворот, сооружённых на северо-восточном въезде в наш город и на юго-западном выезде из него.

 *    *    * 

ТРИУМФАЛЬНЫЕ ВОРОТА НОВОГО ЧЕРКАССКА

* * * 

Сегодня въезд в наш город и выезд из него – понятия чисто условные: со стороны Ростова, у которого расположен аэропорт, в Новочеркасск прибывает гораздо большее число гостей и различных должностных лиц, нежели со стороны Шахт. Но в первые десятилетия существования нашего города путешественники из российской глубинки и чиновники из столичного Санкт-Петербурга въезжали в Новый Черкасск именно с северо-востока. С большой долей вероятности, оттуда в 1817 году и должен был прибыть в наш город император Александр I, вознамерившийся посетить Дон с целью «воздать лично благодарность всем сподвижникам донским» за их ратные подвиги в сражениях Отечественной войны 1812 года и в заграничном походе 1813-1814 годов. Узнав об этом, атаман Донского казачьего войска М.И. Платов вознамерился встретить российского самодержца с максимально возможными почестями.

 Воплощением этого замысла атамана должны были стать величественные триумфальные ворота, срочно возведённые на въезде в Новый Черкасск и на выезде из него. В наши дни факт сооружения в небольшом городе сразу двух ворот оброс домыслами о том, что атаман Платов не знал, с какой именно стороны прибудет в Новый Черкасск император. Поэтому, чтобы подстраховаться, он якобы и решил строить ворота сразу с двух сторон города. Эта байка в век Интернета мигом распространилась по его сети и прижилась в некоторых из размещённых там материалов о нашем городе. Но логика подсказывала атаману Платову (а ныне говорит и нам), что Новый Черкасск должен был иметь достойное оформление как въезда в город, так и выезда из него, так как находился он на тракте, ведшем из Санкт-Петербурга в Грузию, недавно присоединённую к Российской империи и ставшую её Тифлисской губернией.

 После завершения заграничного похода 1813-1814 годов атаман Платов в Новый Черкасск прибыл не вместе с казачьими полками, а самостоятельно и гораздо позднее. Произошло это уже после его довольно длительного пребывания в Санкт-Петербурге, где он, получив государево жалование на всё войско Донское, несколько подзадержался и изрядно поиздержался, ежедневно принимая в своей резиденции множество чествовавших его сановников и военачальников.

 В тот период в столицу империи возвращались из заграничного похода квартировавшие в ней полки императорской гвардии, для встречи которых в Петербурге были возведены временные деревянные триумфальные ворота. Аналогичные ворота были сооружены и в Москве, через которую М.И. Платов проследовал, возвращаясь на Дон. Так что петербургские и московские триумфальные ворота донской атаман видел воочию. И когда Матвею Ивановичу доставили послание императора Александра I с сообщением о его намерении прибыть на Дон, не лишённый тщеславия донской атаман вознамерился затмить как старую, так и новую российские столицы, соорудив в недавно заложенной им новой столице казачьего Дона сразу двое триумфальных ворот. Причём ворот не временных деревянных, а постоянных каменных. И работа по созданию в Новом Черкасске триумфальных ворот закипела.

Спроектировать и возвести их требовалось в весьма сжатые сроки, так как приезд императора намечался на осень 1817 года. Поэтому был составлен типовой проект, в соответствии с которым и началось одновременное сооружение северо-восточных и юго-западных триумфальных ворот. Ворота эти были построены в кратчайшие сроки – за три летних месяца. К намеченному сроку они были практически закончены. Дело оставалось за малым: снабдить их приветственной надписью, достойной столь неординарного события. По мнению Платова, сделать это желательно было в стихотворной форме. Но в ближайшем окружении Матвея Ивановича профессиональных поэтов не имелось. Поэтому атаману не оставалось ничего другого, как поручить сделать это кому-то из окружавших его должностных лиц, имевших хоть какое-то отношение к сочинительству.

 Так как выбор кандидатов для выполнения столь необычного поручения был крайне ограничен, то донской атаман поручил заняться этим директору войсковой гимназии и иных донских учебных заведений – коллежскому советнику (статский чин, равный полковничьему) А.Г. Попову. Приветствие императору в стихотворной форме писалось Алексеем Григорьевичем якобы ночью. А утром войсковой атаман уже смог ознакомиться с результатом его творчества. На листе гербовой бумаги (на иной бумаге вряд ли было возможно начертать посвящённые монарху строки) он прочёл вот такое четверостишие (здесь и далее знак «Ъ» условно обозначает букву досоветского периода, называвшуюся «ять» и произносившуюся как «е»):

Объемлемы восторгомъ, радостью сердца

СпЪшатъ во срЪтенье монарха и отца.

Се Александръ днесь ту же благость нам явилъ,

Чемъ въ первый разъ Великiй Пётръ насъ озарилъ.

Самодеятельный донской поэт в своих восторженных строках сравнил будущий приезд в Новый Черкасск  императора Александра I с посещением Черкасска российским монархом Петром I, который пребывал на Дону в  период подготовки и проведения им кампании по осаде и взятию тогда ещё турецкого Азова.

По поводу художественных достоинств написанных А.Г. Поповым строк говорили и писали разное. Одни считали, что эти не очень гладкие (на взгляд современного читателя) строки директор гимназии умышленно сделал такими, так как после отказа заняться их сочинением он по атаманскому распоряжению якобы был заперт в карцер, в котором и провёл всю ночь в творческих муках. Другие же утверждали, что строки эти привели атамана Платова в восторг, и он тут же  поощрил их сочинителя своею похвалою. Как бы там ни было, но сочинённые коллежским советником Поповым строки получили право на существование и были воспроизведены на лицевых сторонах аттиков обоих триумфальных ворот. Но вот кто был автором проекта этих ворот, долгое время оставалось неизвестным. Строя на этот счёт  различные предположения, историки и краеведы называли имена не только трудившихся в то время в Новом Черкасске столичных архитекторов - братьев Иеронима и Луиджи Руска, но и инженера Пейкора. Однако в постсоветское время, когда был открыт доступ к дореволюционным периодическим изданиям, стало известно, что упоминание об авторе триумфальных ворот имеется в издававшейся в XIX веке газете  «Тифлисские ведомости». Оказалось, что ехавший в Тифлис через Новый Черкасск  Е.Д. Зубарев делал путевые заметки, которые он и опубликовал в № 54 «Тифлисских ведомостей» за 1830 год под заголовком «Поездка из Москвы за Кавказ». В заметках этих сообщалось: «Ворота сiи, какъ изъ надписи видно, построены по случаю посЪщенiя въ 1817 году г.  Ново-Черкасска въ БозЪ почивающимъ Императоромъ Александромъ I-мъ. Планъ оныхъ сочинилъ, равно какъ рЪзьбу и статуи дЪлалъ, крЪпостный человекъ Графа Платова Василiй Куликовъ».

Необходимо заметить, что к тому времени с момента сооружения триумфальных ворот минуло всего ничего – каких-то 13 лет. Так что эти свидетельства современника создания ворот можно считать вполне достоверными.  Судя по тексту, Зубареву не было известно, что атаман Платов, столь много сделавший для подготовки достойной встречи ожидаемого в Новом Черкасске императора Александра  I, в тот раз его так и  не дождался. Ибо в 1817 году вместо императора на Дону побывал его брат –  великий князь Михаил Павлович. А сам император Александр I посетил наш  город лишь в следующем году. К слову сказать, император тогда прибыл в Новый  Черкасск из Ростова, в который он заехал, возвращаясь из поездки в Одессу. Только вот атамана Платова к тому времени уже не стало: овеянный ратной славой самый  известный донской военачальник скончался в начале 1818 года. Поэтому во второй половине 1818 года прибывшего в Новый Черкасск  императора встречал у юго-западных триумфальных ворот уже новый донской атаман  – генерал-лейтенант Денисов А.К.

 Первое тиражированное изображение сооружённых в Новочеркасске триумфальных ворот появилось лишь в середине XIX века - в издававшемся и распространявшемся художником-графиком В.Ф. Тиммом периодическом издании «Русский иллюстрированный листок». В его выпуске № 12 за 1852 год были помещены литографии с общим видом Новочеркасска и с тремя его

достопримечательностями того периода, среди которых центральное место заняли юго-западные триумфальные ворота. Литографии были исполнены по рисункам самого  Василия Фёдоровича, сделанным им с натуры ещё в мае 1849 года. Давая авторское описание изображённых на его рисунке триумфальных  ворот, В.Ф. Тимм сообщил также размеры: не только их самих, но и имеющегося в них арочного проёма - соответственно 27 и 8 аршинов в ширину, 23 и 11  ½ аршина в высоту. Это свидетельствует о том, что художник не только изобразил ворота с максимально возможной точностью, но и сделал их обмеры. Поэтому не вызывает сомнений и сообщение художника о том, что с тыльной стороны ворот (ниже  капителей колонн) в то время имелись две каменные доски, на которых были  сделаны следующие надписи: на одной – «При А.Г.М.И. ПлатовЪ», на другой – «1817 года». Аббревиатура означала, что сооружены ворота при Атамане Графе Матвее Ивановиче Платове. А указанный год свидетельствовал о том, что сооружение это - 1817 года постройки.

Не вызывают также сомнения и приводимые В.Ф. Тиммом  свидетельства о том, что над арочным проёмом были расположены гении Славы, а между колоннами первоначально стояли на пьедесталах статуи Марса и Минервы (последняя была римским аналогом греческой богини Афины Паллады). Но к моменту приезда художника в Новочеркасск в 1849  году эти скульптурные фигуры, изготовленные из недолговечных материалов, во многом утратили свой первоначальный вид и были убраны от ворот. Поэтому они и не могли быть изображены на сделанных Василием Фёдоровичем рисунках, на основе которых через 3 года была изготовлена и размножена  литография для «Русского иллюстрированного листка» № 12 за 1852 год. Один  экземпляр этой литографии, тонированной охрой, прежде экспонировался в музее истории донского казачества. Но в наши дни её оригинальный экземпляр был изъят  из экспозиции и заменён чёрно-белой фотокопией меньших, чем оригинал, размеров.

(автор - Павел Чернов, краевед)

  

 


Наверх